?

Log in

No account? Create an account
Бендукидзе возвращается / Bendukidze Returns
korneev14



Тяжелая вонь совка...
korneev14



[reposted post]18650, изменивший мир
Orange
ammo1
reposted by korneev14
У меня в руке литиевый аккумулятор формата 18650. Многие даже не догадываются, какое количество таких аккумуляторов их окружает. У меня дома их около пятидесяти.



Читать дальшеCollapse )

[reposted post]Кавер спетый лучше оригинала
ЗОЖ
akafynjy
reposted by korneev14
Кавер

Оригинал

[reposted post]Столовые в московских аэропортах
venn77
reposted by korneev14
https://zen.yandex.ru/media/travelliving/sytno-pokushat-v-moskovskom-aeroportu-za-200-rub-eto-realno-rasskazyvaiu-gde-imenno-5bbdcadae7ce3c00ab8ee0f6?from=feed

Сытно покушать в московском аэропорту за 200 руб?! Это реально! Рассказываю, где именно.




По всем известным рекомендациям, пассажиры прибывают в аэропорт за 2-3 часа до вылета. А дальше, большинство путешественников разбредается по огромному зданию в поисках кафе. Точнее, искать там ничего не нужно, от разнообразия подобных заведений рябит в глазах. Увы, от цен в здешних кафешках, в глазах может и потемнеть.

Предлагаю вашему вниманию замечательные, бюджетные столовые, в трёх крупнейших аэропортах Москвы: в Шереметьево, в Домодедово и во Внуково.

1. Аэропорт Шереметьево.

Эта столовая довольна популярна. Я думаю, для большинства заядлых путешественников, я сейчас, "Америку не открою". Но, вдруг, кто-то ещё не в курсе.

Столовая эта находится в терминале F. Оказавшись там, ищем глазами заведение под названием Friday's. Рядом с ним находятся лифты, нам нужно на четвёртый этаж. Там даже указатели будут: "Столовая - четвёртый этаж". Есть один нюанс, который объяснить я никак не могу: на 4-ом этаже останавливается только левый лифт. Тот что справа, довезёт вас до 5-ого этажа (от туда по лесенке можно спуститься на 4-ый).



фото с яндекс картинки
фото с яндекс картинки

Тут есть ресторан "Пятый океан", а мы направляемся в кафе "Аэропит".Проще говоря, в столовую. Зал там большой и очень чистый. В данной столовой питаются, в основном, сотрудники авиакомпаний и аэропорта. Но и против "случайных" пассажиров никто не будет. Столовая работает круглосуточно, выбор блюд на любой вкус и цвет. А что самое главное, цены Вас реально удивят (в хорошем смысле).



фото с яндекс картинки
фото с яндекс картинки

Плюс, в столовой есть информационное табло по вылетам/прилётам.

2. Аэропорт Домодедово.

Уже на подъезде к аэропорту Домодедово, справа (по ходу движения аэроэкспресса), Вы увидите заветное здание, в котором располагается отличная столовая.



фото с яндекс картинки
фото с яндекс картинки

Если регистрация багажа на ваш рейс уже началась, то можно его сдать и вернуться обратно к турникетам (которые находятся на выходе с аэроэкспресса). Там поворачиваем налево и идём прямо (вдоль здания аэропорта). На указатели внимание не обращаем, идём против стрелок.

Заблудиться там практически не реально, а идти, минут 8-10. Сразу за пешеходным мостом увидите то самое здание (оно оранжево-белого цвета). Кто по навигатору идёт, адрес: Домодедово 8.

Проходим стеклянные двери-вертушки, дважды направо, и, вниз по лестнице. Там будет скромная табличка "Домодедово Кейтеринг". Вот и пришли!

В данной столовой действует система трёх разового питания:


  • Завтрак с 09:30 до 11:00

  • Обед с 12:30 до 17:00

  • Ужин с 17:00 до 20:00



фото с яндекс картинки
фото с яндекс картинки

Большой выбор разнообразных блюд. Много салатиков, супов и гарниров. Например, стоимость салатов: от 30 до 45 рублей! Не сравнить с ценами в самом аэропорту!

3. Аэропорт Внуково.

Тут, как и в Домодедово, столовая находится за пределами здания аэропорта, но совсем рядом. Нам необходимо по указателям выйти к терминалу D.




Поворачиваем направо, идём прямо минут 5-7. На пути будет проезжая часть без пешеходника (все переходят так). Далее попадаем в некий сквер и выходим уже к пешеходному переходу. Потом топаем вдоль красивого кирпичного забора. И, буквально сразу, за левым поворотом видим заветное бледно-розовое здание, с большой вывеской: "СТОЛОВАЯ № 1".

Тут всё довольно скромно. Выбор не большой. НО, всё вкусно, сытно и совсем не дорого!


про Новичок
korneev14
В далёком и хмуром Солсбери,
Взрывая кромешную мглу,
Шагают два русских парня – сотрудники из ГРУ…
Идут с неприметными флагами…
Российскими, над головой...
В ушанках, шинелях с флягами, ремень поправляя тугой…
В руках кренделя из пекарни,
И банка с духами «Шанель»…
Простые, брутальные парни, им похер жара и метель….
С трёхмесячным перегаром,
Во рту «Беломора» бычок…
Несут эти грозные парни кошмар, что зовут «Новичок»…
В заплечном мешке балалайка,
Торчит по-предательски броско .
Медведь на цепи – попрошайка… Что б не было глупых вопросов…
Настигнет ужасная кара…
Любого, кто предал страну…
Не важно, в Париже иль Солсбери - ты первым затеял войну…
Дрожите, продажные твари,
Настигнет вас кара везде …
А парни запрыгнут на поезд и вечером в Караганде…

Артем, 7 «А» класс, школа 19, г. Красногорска

анекдот
korneev14
Tags:

[reposted post]Технофашизм побеждает быдлоту
Лето
mike_lambert
reposted by korneev14
Супруга рассказала сегодня детективную историю, соучастницей которой явилась.
У подруги спиздили смертьфон. Подруга в технологиях - классическая блондинка: сиди я сам открою. Звонит моей благоверной в истерике. Та, соответственно, перезванивает мне.
Я направляю их в Android Device Manager.
И опаньки! Телефон в онлайне, заряжается, лежит себе спокойно в частном секторе первомайки.
Подруга заряжает ментов, берет коробку и чек, едет на место, просит мою благоверную включить прозвон. Начинается адский набат, слышный на всю улицу, гомон, топот...
В общем, подобравший телефон школотрон не нашел ничего лучше, кроме как выкинуть симку и дропнуть контакты. С чистой душой приперся домой и подрубил трофей к домашнему вифи. Ну а хули, симки нет - не вызвонят. Девайс миньеджер? Чобля? Щас чо сказал?
В общем - телефон хозяйке, ментам - палку в послужняк, мелкому упырю - малолетка или постановка на учёт.

Мораль - нехуй пиздить девайсы умнее себя.

Бизнес в 1992 году глазами чувака носившего малиновый пиджак
korneev14
Никита Небылицкий
2 августа в 16:57 ·
Кинешь
Шел 1992 год. Моя контора, с гордым названием Шанс-12, торговала зданиями из Легких Металлоконструкций, ЛМК. Принцип торговли был немудрен. В городе Выкса лежал на боку завод по производству этих ЛМК. Лежал он давно, рабочие разбрелись по рынкам и бригадам, а из всего штата остались только Генеральный Директор, старый дядька-орденоносец и герой соцтруда, тыривший со вверенного ему завод всё, что там ещё плохо и хорошо лежало, человек двадцать никогда не просыхавшей охраны, пяток бомжей=домовых и бухгалтер со славным именем Кинешь. Собственно Кинешь и составлял главный актив моего бизнеса. Дело в том, что всё имущество государственного завода давно было в залоге у Внешторгбанка за валютный кредит полученный ещё в 86 году и радостно попиленый трудовым коллективом на зарплату, вернее запилен он был ими не весь. Процентов пятьдесят стянул Орденоносец и Герой Соцтруда, процентов тридцать Кинешь, а уж оставшиеся двадцать честно распилили на все пару тысяч страждущих работников. Отдавать кредит никто и никогда не собирался, да и нечем было. Все это собственно изначально и понимали. Но деньги, они как мёд, имеют манеру кончаться. Они и кончились. Довольно быстро.
Мужики пошли обувать кооператоров, а Орденоносец и Кинешь дворовывать оставшееся. На этом этапе своего жизненного пути Кинешь и встретил меня.
Я был юн, мне шел двадцать пятый год. Пересеклись мы с Кинешем случайно в казино, где Кинешь безуспешно пытался приумножить свежеукраденное с завода, а я играл турнир по спортивному бриджу. Казино было большое, полуподпольное и мы бы наверное там никогда не встретились, если бы не случай. При выходе из сортира Кинешь, принявший на грудь к тому моменту уже кружек пять пива, покачнулся и чуть-чуть задел меня плечом. На это молниеносно среагировал мой охранник Коля, изнывавший от тоски и того, что из всех его охранных доблестей, я использовал только его умение выгуливать мою собаку, пока я собирался и пил кофе, когда с утра водитель и охранники приезжали чтобы отвезти меня в офис. Коля молниеносно применил в адрес Кинеша двоечку, которую с детства тренировал в курской школе бокса. Кинешь ойкнул и осел как куль. Пиво потекло из него с обеих сторон и мне стало его жалко. Как видно и Коле, потому что применив всю мощь своего словарного запаса, Коля вежливо изрек-Ты чьих будешь, сука узкоглазая? Маленький Кинешь поднял на Колю свои испуганные неширокие глаза, проблеял-Я бухгалтер из Выксы, с завода металлоконструкций. На это сделал уже стойку я. Свой приватезированный бухгалтер на госзаводе это круто.
Тут требуется пояснение. Времена были суровые, голодные. И цены на все только-только начали отпускать. Не все наверное читатели в курсе, но до 1992 года цены в стране устанавливал не рынок, А Госплан. И они совершенно не отражали настоящей стоимости предмета. При том, что биржи в стране были, на них товар продавали по рынку, но государственные расценки на товары продолжали существовать параллельно. И зачастую одно от другого отличалось в десятки раз. Но кроме Госплана в стране был еще и Госснаб. И чтобы что-то по этим государственным ценам купить, в Госснабе надо было выбить фонды. Разрешение Васе, что-то купить у Пети. Без них за госцену ничего нельзя было ни купить, ни продать. Хоть ты усрись. Но если у тебя был знакомый бухгалтер, то кой-чего купить все же было можно. Хотя и сложно. И явно в ущерб заводу, потому что ты-то покупал изделие по госрасценкам, а завод материалы для него по коммерческим. И себе в минус.
Словом Кинеша подняли с пола, помыли, переодели и отвезли в ресторан Дома Кино на переговоры со мной. Надо заметить, что во время гигиенических процедур, Кинешь пребывал в полной уверенности, что его не отмывают, а обмывают, чтобы затем переодеть в чистое, а после этого утопить. И было от чего. Зрелище я тогда представлял из себя авантажное. Я только-только вернулся из Сьерра-Леоне, где два года продавал свои навыки полученные при прохождении срочной и оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу. Ходил я в малиновом пиджаке, с золотой цепью двухсантиметровой толщины и гимнастом на пузе, в бронике и с тремя охранниками из бывших курских боксеров. Так что когда наконец бедолагу-бухгалтера привезли в ресторан и он понял, что убивать его не будут, он был одновременно очень напуган и очень счастлив. Словом клиент созрел.
Все оказалось сильно лучше, чем можно было предположить. В качестве банковского залога, на ответственном хранении у Директора-орденоносца, были складированы двадцать сборных задний из легких металоконструкций Кисловодск. Это такие пространственные квадратные крыши, размером 30 на 30 метров, на четырех ногах, в великом множестве появившиеся после Олимпиады восьмидесятого и в основном используемые под юольшие пивняки. Стенки у крыши могли были быть любыми. У Выксунских Кисловодсков они были из металлических утепленных сандвич-панелей. Самый дорогой вариант.
То-ли банк, у которого в залоге были активы завода был уже на последнем издыхании и его не боялись, то-ли денег у Орденоносца и Кинеша уже совсем не осталось и суровая рука голода сжимала их чресла, в свете чего им было уже все пофиг. Не знаю. Но в процессе переговоров мы договорились о нижеследующем. Я, по безналу плачу заводу 121 тысячу рублей. Чем полностью легализую как сделку, так и товар. Плюс к ним, я привожу с собой новый автомобиль ВАЗ 21063 или Москвич 2141, оформленный на имя Кинеша и стоивший тогда около двухсот тысяч. В результате получаю ангар доставленный до Москва-товарная. Биржевая (тогда все продавалось через биржу, даже женские чулки, если оптом) цена этого ангара была восемь миллионов рублей. Чистая прибыль от сделки составляла примерно семь с половиной миллионов. При курсе доллара на февраль 92-ого, девяносто рублей. Или, считая в долларах, а только так тогда и считали, около девяноста тысяч. Все двадцать ангаров сулили, стало быть около миллиона шестисот долларов чистой прибыли. Дикие деньги по тем временам.
И дело пошло. Склада у меня в то время не было. И не сказать, что биржа ломилась от желающих покупать мои Кисловодски. Но тем не менее к маю месяцу, по три-четыре штуки за раз, я выбрал, выкупил и продал их все. В мае ангары кончились. Но у меня появились деньги, маленький особнячок в вишневом саду во дворах, на улице Мархлевского в аренде в качестве офиса, два брата-Чукера, друзья моего детства в качестве менеджеров и Володя Кислов, чудный великан, ростом два четырнадцать. Совершенно устрашающего вида, при этом кандидат наук-математик, добрейшей души человек и единственный из всех нас понимавший в этих самых ангарах. Потому что переманил я его из института ЦНИИЛМК. Головного советского института по ангарам. Офис я снимал у института, в следствии чего и познакомился с Володей. Братья-Чукеры в ангарах, бизнесе и биржах не понимали вообще ничего, но зато были моими друзьями(и остаются ими по сей день), жизнерадостными, веселыми, на которых всегда можно было положиться. Звали их Андрей и Коля. Кроме этого они были разом правнуками Корней Ивановича Чуковского и внуками Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Кроме этой могучей кучки начальников, с красивыми названиями должностей и большими зарплатами, у нас у всех была всего одна подчиненная. Фантастической красоты восемнадцатилетняя Марина, работавшая секретаршей. С потрясающей фигурой, кошачьими движениями и молчаливая как сфинкс. Она умела двумя пальцами печатать на машинке договора, сексуально-тягучим голосом мяукать что-то в телефон, писать мне бумажки с перечнем времён и местами встреч с контрагентами и молчать. Что собственно и требуется от секретарши. Так-как сам я себе не звонил, кроме здрасте и досвиданья от нее ничего не слышал, до поры до времени я вообще думал, что она немая. И уж точно мне не приходило в голову, что ей вообще есть дело до того, что у нас в бизнесе собственно происходит. В конце мая, когда я уже с неделю изнывал от безделья и от мыслей, что делать дальше, Марина вышла из своего кабинета и сексуально=напевно произнесла- “Никита, Вы (она почему-то всегда называла меня на Вы, хотя ей было лет наверное восемнадцать, а мне двадцать пять, не сильно-то существенная разница в возрасте) не могли бы встретиться с другом моей мамы, заместителем директора Национального Фонда Спорта?”. Тут потребно лирическое отступление.
 Нашей стране всегда везло с любовью властей к спорту. Как к нему относился Ленин я не знаю, но думаю неплохо, так-как любил велосипеды. Сталин сам к спорту был равнодушен, зато его любил крон-принц Василий, особенно футбол с хоккеем и автогонки. Хрущев любил футбол. Брежнев любил весь спорт. Как и Горбачев, как позже и Ельцин, как сейчас его любит Путин. Может только Медведеву спорт был не очень, но кому вообще интересно, что там Медведеву очень? Так вот если у всех денег на спорт было, в большей или меньшей степени было, то вот у Бориса Николаевича их не было. А спорта ему хотелось, особенно тенниса. И тогда сваяли НФС. НФС-у немедля дали льготы на ввоз табака и алкоголя, автомобилей и лотереи. И в НФС потянулись смутные личности всех мастей. Поток бабоса там был неиссякаемый. На спорт правда оставалось тоже. В НФС-е отметились многочисленные фээсбешники, мусора и красные директора, ну и набирающая тогда силу измайловская бригада. И конечно ребятки всесильного Коржакова. Которые потом НФС и похоронили. А льготы вместе с личностями плавно перетекли в РПЦ.
 Но то потом. А в мае девяносто второго я поехал именно в НФС, на Лужнецкую набережную, знакомиться с другом мамы. Тот оказался разбитным и деловым парнем, Серегой Перевезенцевым. Он был не мент, не фэб и не коржаковский. Он был примерно таким же силовым коммерсом, как и я сам. Из той категории коммерсантов, которые ни под кем не ходят, а вопросы утирают своими силами, но всё теми же методами. Отличаясь от тех с кем их приходилось утирать, лишь нюансами, а сейчас, по прошествии стольких лет, мне кажется, что и ничем. Идея НФС подкупала своей исполнимостью. Фонд собрался окутать родную отчизну сетью новых лотерей, взамен безвременно скончавшегося ДОСАФ-а, и для этой темы им потребно было произвести ларьки. Ларьков надо было сделать много, пять тысяч. И быстро. За два года. Учитывая, что к тому моменту весь мой производственный опыт ограничивался умением направить Кинеша и Орденоносца на путь истинный по окончательному опустошению вверенного им завода, а производство пяти тысяч ларьков за два года задача совсем не такая простая, что я отличило понимал, да и свои профессиональные каденции в этой части человеческой жизнедеятельности оценивал здраво, я немного подумав сказал- “Да говно вопрос, хули тут делать, бабок только дайте. Много. Очень”
Очень много бабок Серега пообещал дать. И я поспешил в офис обрадовать новым начинанием Володю Кислова. Того единственного из всей нашей банды триперного зятя, кто кто хоть отдаленно понимал, как эту хрень воплотить. И где. Вернее это я думал, что он понимает. Оказалось что не совсем. Потому что отреагировал он так- “Шеф, да ты охуел? Ты вообще представляешь что это такое? Мы ничего не произведем и тебя грохнут”
В мои планы совсем не входило, чтобы кто-то меня грохнул, но и врубать заднюю мне уже было как-то западло. И я сделал то единственное, что я мог сделать в таких обстоятельствах и что я вообще умею в этой жизни лучше всего, убедил Володю что мы все вместе сила и сможем все, даже свернуть горы. И Володя поверил. Да мне в таких ситуациях почти все верят.
Вечерело. Мы сидели в вишневом саду, возле нашего особнячка во дворах Мархлевского. Охрана громко стучала костяшками домино. Братья-Чукеры веселились, потому что им все и всегда похую, они вообще за любой кипишь, кроме голодовки, Володя считал что нам может понадобиться и по институтскому производственному справочнику искал завод где все это делать. Я думал сколько мне просить денег у Сереги. Марина молчала как сфинкс.
Время было лихое, делалось все быстро, а за слова можно было ответить головой. В течении трех дней мы подписали договор. Правда не с НФС. А с какой-то безвестной конторой-прокладкой. Потому что финансировал всю сделку банк Национальный Кредит. Откатов с меня никаких не просили, зато между мной и банком был пяток каких-то микрофирмешечек, в результате деятельности которых мои восемнадцать тысяч долларов за каждую из шестнадцати палаток опытной партии, плавно превращались в пятьдесят для банка. Танцевали, я полагаю, все. Кроме этих 288 тысяч, я вытребовал на закупку оснастки и оборудования еще триста тысяч. Итого почти шестьсот. Говоря по правде, у меня была почти стопроцентная уверенность, что на этих шестнадцати палатках все и закончится. По сему никакого оборудования я естественно покупать не собирался, расчитывая взять его в аренду там, где мы все это будем лудить, а с самим производством я полагал уложиться тысячи в четыре за единицу. Истратив на все про всё тысяч семьдесят, пятьсот банально нажить. Повторюсь, шел девяносто второй год. Трешка в сталинке в центре стоила четвертной. Более консервативный Кислов затребовал правда не семьдесят, а сотку. Но и это меня вполне устраивали. Сдавать наши шестнадцать ларьков мы должны были в конце ноября. Выдав под отчет братьям-Чукерам искомую сотку, съездив с Володей на завод башенных кранов Бакра, который уже лет пять как никаких кранов не делал и лежал на боку еще шибче завода в Выксе, и за штуку арендовав там огромный цех на год, я с чувством выполненного долга, загрузил семью в шестисотого кабана уехал к теще и тестю в Одессу. Отдыхать.
Никаких мобильных тогда еще не было. В моем шестисотом стоял радиотелефон Алтай. К которому отечественные умельцы приладили домашний радиотелефон Панасоник. Не смотря на то, что Украина была уже отдельной страной, мой московский Алтай там работал ровно так же бесплатно, как в Москве. Вот на него в самом конце июля мне позвонил Серега. Я уже почти два месяца отдыхал на даче тестя с тещей, на девятой станции Большого Фонтана и никакого подвоха не ждал. В своих ребятах я был уверен. В системности Кислова тоже. И ни на секунду не сомневался, что все шестнадцать ларьков будут готовы к положенному концу ноября. Но Серега огорошил меня следующим известием- “Старик, нам надо к пятому сентября, ко дню города, привезти ларек в Лужники. Тут будет футбольный матч между правительством Москвы и правительством России, и мы покажем наш ларек Ельцину и Лужкову.”
Такой подляны я никак не ожидал. Спорить с заказчиком, особенно после уплаты денег тогда было не принято, надо было соглашаться. Но вот только я примерно представлял себе на какой мы стадии и был практически полностью уверен, что ларьки пока прямо сильно далеки от готовности.
Через двенадцать часов я был в Москве. Производственный процесс был в самом разгаре. Братья-Чукеры одухотворенно кадрили девиц из отдел кадров завода. Секретарша Марина молчала сфиксом в офисе. Кислов с видим Петра, стоял на берегу пустынных волн.
На полу огромного, метров триста длиной пустого цеха, лежало шестнадцать сваренных из толстенного швеллера оснований. Ларек все это напоминало мало. До пятого сентября оставался месяц и пять дней. В активе у меня был энтузиазм, а в пассиве вероятность получить некрасивую дырку во лбу, в случае если я не привезу этот чертов ларек в Лужники. И такой пассив меня не радовал. Но стимулировал.
Проблема заключалась в том, что три из четырех стенок ларька, в соотвествии с техзаданием, должны были быть из сэндвия-панелей производства Талдомского завода металлоконструкций, а четвертая из двадцатимиллиметровых антивандальных итальянских триплексов, размерами три на два метра. И если с триплексом мы теоретически успевали, он должен был приехать из Италии числа пятого августа, то вот с сэндвич-панелями выходила полная жопа. Потому что оборудование для их изготовления завод-производитель купил, а вот монтаж его должен был начать только в сентябре. Собственно я и включил эти панели себе в техзадание потому что знал, что ЦНИИЛМК это оборудование себе купил и будет ставить. Больше в России, да и во всем СНГ, на тот момент подобных изделий никто не делал. А привезти из заграницы панели за оставшийся месяц было нереально. Тем более, что в августе вся Европа уходит в отпуск. Словом жопа. Единственным, хоть и очень трудоемким, долгим и в высшей степени неэкономичным выходом из этой жопы, было слепить панели в ручную. Взять лист, кромкогибом загнуть края, обварить и получить корыто, в это корыто налить двухкомпонентного фенольного утеплителя и закрыть это сверху листом фанеры. Говно конечно, но пойдет. Потом присрать все это к ларьку, а поверху покрасить. Внутри фанеру и обои. На том и порешили.
Из нашего штата в тридцать человек бывших работников завода Бакра, года три до нас не получавших зарплату вообще и после обретения стабильных ста долларов в месяц, считавших нас полубогами, мы отобрали пятерых, упятерив каждому его сто долларов. И советский работяга, смурной, сильно попахивающий и думающий только о том, как он купит вечером пузырь бормоты, мигом преобразился в нормального дядьку, с закидонами конечно, но веселого и рукастого. Который срать хотел на КЗОТ и выходные, а несрать на то, чтобы сделать дело, причем быстро и качественно. Ну насколько это вообще возможно в заданных обстоятельствах.
Триплекс привезли вовремя. Как не странно. А простимулированные работяги все остальное закончили в середине дня, четвертого сентября. Осталось только покрасить и присрать обои внутри.
Кран всегда желтый или красный. Иногда синий. Совсем редко зеленый. Но белого крана я не встречал ни разу. Вероятно по этому на заводе Бакра не было белой краски. Что выяснилось в восемь часов вечера. По техзаданию палатка должна была быть белой и даже моей силы убеждения точно б не хватило, убедить всех, что красный это белый. К тому же восемь вечера в девяносто втором году. Все магазины торгующие краской закрыты. Это сейчас их полно круглосуточных и есть всё, были бы деньги. Тогда деньги были вторичны. Первичен был тот у кого был товар. И я поехал искать краску. Найти её можно было только в автосервисе и автомобильную. Автомаляры почему-то всегда любили работать по ночам. Я и нашел. Финский Садолин.
Убедившись, что тетя Маша, заводская малярша, бодро красит валиком ларек снаружи, а тетя Катя, её коллега, так же бодро клеит обои внутри, я успокоился и пошел в бригадирскую пить чай. Было полдесятого, до выезда грузовиков с палаткой, работягами, триплексом и краном, оставалось еще семь часов, мы явно все успевали.
Очередную свинью мне опять подкинул Перевезенцев-“Старик, нужны продавщицы лотерейных билетов, ну типа “продавщицы”, две. И в униформе”-сказал он мне в телефон. Вот где ночью взять продавщиц в униформе, которой в природе не существует? На Тверской. Я поехал снял двух шмар, тогда никто не гонял и ими изобиловали все переулки вокруг Тверской. В костюмерной мхата раздобыл им русские народные костюмы. Кокошники и вышиванки. Здраво рассудив, что если униформы для работниц лотереи в природе не существует, то почему кокошник не униформа? Переодетые шмары сразу стали напоминать работниц ансамбля Березка, при этом похожими на блядей они быть почему-то не перестали.
Часа в четыре утра я вернулся на завод. Все было готово, палатка погружена на длинномер и стояла на нем. Белая, аккуратная и очень симпатичная. Я сам не ожидал, что у нас все так хорошо получится. До выезда оставался час.
В пять наша кавалькада тронулась в путь. Впереди ехал я, на лихом шестисотом кабане, со мной в машине Кинешь, напросившийся с нами поглазеть, и две шмары в кокошниках. Вторым ехал длинномер с ларьком. Потом грузовик везущий триплексы два на три метра для передней стены, за ним кран, для разгрузки ларька и триплексов, потом УАЗ-буханка с работягами, кто-то ж должен был этот триплекс прикрутить, а сзади братья-Чукеры и Кислов, на кисловской бмв-семерке. К моменту выезда я уже не спал часов пятьдесят.
Народу нужно хлеба и зрелищ. Ну или хотя бы чего-то одного. В девяносто втором с хлебом у московских властей было туго. Что они и попытались компенсировать зрелищами на День Города. Под зрелища Москве была перекрыта почти вся. У меня было письмо-вездеход, подписанное Коржаковым и начальником московской милиции, что нас надо везде пропускать и оказывать всяческое содействие. Менты, тогда еще не испорченные позже возникшей вольницей, исправно пропускали и оказывали. Но кому?Мне, у которого было письмо, и длинномеру с палаткой, которых я видел в зеркале. Что происходит сзади них и кто там едет, мне было не видно. И по этому, проследовав по Ростовской набережной сквозь гонку инвалидов-колясочников и прибыв в Лужники, я выяснил, что до места добрался только я и длинномер. Остальных отсекли по пути. Напомню, в 92-ом мобильных еще не было, да и пейджеры были еще не сильно распространены. Так что где все, где стекла, где кран и где мои работники, выяснить было непросто. Слава богу помочь мне в этом деле отрядили работника ФСО России, которые тогда ходили в камуфляже и ездили на белых шестерках со своими спецномерами, на его машине часа за два мы нашли и привезли всех, кроме братьев-Чукеров и Кислова. Но они на скорость пули уже не влияли, главное, что у меня теперь был кран, триплекс и работяги.
Место под палатку Перевезенцев отрядил возле самого выхода со стадиона, на парковке президентского кортежа, между сияющих бортов только появившихся тогда сто сороковых эс-классов. Его с самого утра держали четверо НФС-овских охранников.
Пока я разыскал и привел своих блядей, работяги успели палатку разгрузить и прицепить на нее стекла. И вот только тут, когда вся суматоха вроде как закончилась, я в первый раз после приезда обратил на нее внимание.
Сказать, что я охуел, что не сказать ничего. Садолин сохнет долго. Часа четыре на отлип. Советский обойный клей тоже. Красили и лепили обои мы ночью. И понятно, оно ничего не высохло. Вся грязь и пыль, которая случилась на маршруте Северянинский мост-Лужники, прилипла на нашу палатку. От чего из белой она превратилась в грязно-желтую в серых подтеках, ко всему тому еще частично отвалились обои, скатавшись обратно в рулоны на полу. Я затравлено обернулся, прикидывая куда бы мне свалить. Свалить было некуда.
ФСО-шники от греха увезли куда-то кран, грузовик, работяг вместе с их буханкой. И на парковке остался только наш облезлый ларек, машины президентского и мэрского кортежей с водителями внутри, две бляди в кокошниках и мы с Кинешем. Дело явно двигалось к развязке.
Минут через сорок матч закончился. Все пришло в движение, ФСО-ники образовали живой коридор от выхода до парковки и из подъезда в сопровождении лички, вышли мрачный как туча Лужков, Борис Николаевич, сопровождаемый нашептывающим ему что-то на ухо Шамилем Тарпищевым и за ними Борис Федоров, шеф НФС. Они подошли к нашему ужасу нерожденного и только тут я разглядел, что мэр не мрачен, он в зюзю пьян. Вообще без разницы, что ему там сейчас показывать. Человек в таком состоянии не способен разглядеть ничего. А вот Борис Николаевич наше изделие увидел. Самое странное, что никакой отрицательной реакции с его стороны не было. Ну ларек и ларек, ну бляди в кокошниках и бляди, обычное ж дело. Зато Федоров у него из-за плеча, беззвучно, но очень четко произнес-”Пиздец!”. Спорить с Борей в данном случае было сложно...
Сюр закончился. Все разъехались. Куда-то испарился Кинешь. Я сидел на бордюре возле ларька и тупо смотрел в одну точку.
Сомнений в том, что теперь меня убьют не было никаких. Только мне это было глубоко пофигу. Единственное, чего мне сейчас хотелось, это спать.
Ко мне подошла одна из шмар и тихо спросила-”Продлеваться будете?”
Стало смешно. Вот уж чего я точно не хотел, так это продлевать этот день.
Никто меня не убил. Наоборот. Перевезенцев сказал, что все прошло хорошо. Мы переделали этот ларек, Потом сдали оставшиеся пятнадцать. Потом произвели еще сотни полторы-две.
Ларьки стали не белые, а темно-синий, наверное многие их помнят в Москве. Потом кому то показалось, что в Греции красть сподручнее и их производство перенесли туда. Уже, естественно, без нас.
Организатор лотереи куда-то сбежал, прихватив с собой несколько казенных миллионов. Но иметь свою сбытовую сеть НФС-у понравилось. Ларьки еще долго торговали сигаретами и спиртом Рояль, которые сам НФС и возил безакцизно.
С Кинешем Кожимкуловым я больше никогда не встречался.

[reposted post]Гигарама
Orange
ammo1
reposted by korneev14
Смотрите, какую нереально крутую штуку сделали!
Прежде всего, это гигапиксельная панорамная фотография Москвы, по которой можно перемещаться и рассматривать её с любым увеличением.



Читать дальшеCollapse )

[reposted post]Новые левые
melancholy
_o_tets_
reposted by korneev14
Довольно часто, в том числе и в ЖЖ, цитируется или приводится стихотворение Высоцкого "Новые левые", иногда в виде загадки "угадайте, кто автор". Вот, пожалуй, самая распространенная редакция, которая попадается в сети:

Новые левые - мальчики бравые
С красными флагами буйной оравою,
Чем вас так манят серпы да молоты?
Может, подкурены вы и подколоты?!

Слушаю полубезумных ораторов:
"Экспроприация экспроприаторов..."
Вижу портреты над клубами пара -
Мао, Дзержинский и Че Гевара.

Не [разобраться], где левые, правые...
Знаю, что власть - это дело кровавое.
Что же, [валяйте] затычками в дырках,
Вам бы полгодика, только в Бутырках!

Не суетитесь, мадам переводчица,
[Я не спою], мне сегодня не хочется!
И не надеюсь, что я переспорю их,
Могу подарить лишь учебник истории.

1978

Т.к. стихотворение для Высоцкого очень нехарактерное - остро-политическое и даже откровенно антикоммунистическое, многие просто не верят, что это Высоцкий. Признаться, поначалу и у меня были сомнения. И вот, благодаря ae_krylov и max_dnepr на одном из форумов был обнаружен вот этот автограф:

post-264-1278293352

Так что вопрос с авторством Высоцкого, для тех, кто в нем сомневался, кажется можно считать закрытым.

подробности, многобуквCollapse )

UPD: Обстоятельства написания "Новых левых" (воспоминания Вадима Туманова) - здесь

UPD2: Всеволод Ковтун, текстологический анализ автографа "Новых левых" - здесь.

вангую
korneev14
РФ обыграет Испанию. 2-1.

анекдот
korneev14
Так и живём: Приезжает как-то в синагогу аудитор из Москвы с проверкой. А в синагоге работает бухгалтер Марк Моисеевич, у которого все всегда сходится до копейки. Проверяющий походил по синагоге, посмотрел бумаги - все в порядке, все сходится. "Ну, - думает, - все равно что-нибудь найду."
Спрашивает у бухгалтера:
- А вот вы мацу делаете, а крошки от мацы куда деваете?
Марк Моисеевич отвечает:
- Мы эти крошки собираем в специальный ящик, опечатываем и отправляем в Москву. А нам обратно присылают муку для мацы.
Аудитор снова спрашивает:
- А вот свечи у вас горят, а с огарками вы что делаете?
- Огарки мы собираем в специальный ящик, опечатываем и отправляем в Москву. А нам обратно присылают новые свечи.
Аудитор видит - все в порядке. Походил еще, подумал и снова спрашивает:
- А вот вы обрезание когда делаете, куда обрезки деваете?
- Мы эти обрезки собираем в специальный ящик, опечатываем и отправляем в Москву...
- И что же вам присылают обратно?
- Когда как... Сегодня вот вас прислали.

Россия - Уругвай
korneev14

[reposted post]'Социализм заканчивается тогда, когда заканчивается чужие деньги, на которые он существует'
bezmozgov
sudenko
reposted by korneev14
Оригинал взят у strannik2005 в Владимир Буковский: Готов приехать и научить Порошенко посылать Путина

29 августа 2014 года

Владимир Буковский: Готов приехать и научить Порошенко посылать Путина

Пока враг на твоей территории, переговоры вести нельзя. Это - де факто признавать поражение.

Об этом в интервью «Укринформу» заявил известный советский диссидент Владимир Буковский.

- Владимир Константинович, мы с вами говорим как раз в тот момент, когда Петр Порошенко встречается в Минске с Владимиром Путиным. Тоталитарная система, которая давила вас, сейчас давит нас. Меркель просит учитывать интересы России, Россия бесконечно шлет боевиков и танки. Скажите, как лучше: сцепить зубы, уступать и мириться с Путиным или как?

- Уступать никак нельзя и мириться не надо. Пока враг на твоей территории, переговоры вести нельзя. Это - де факто признавать поражение. Я понимаю, приходится уступать давлению Меркель и прочих людей, ничего не понимающих. Они думают, что они миротворцы, а на самом деле они очень вредят вам. На самом деле Путин наполовину выиграл, раз вы ведете с ним переговоры. А Меркель ничего не понимает, что с нее взять? Она в ГДР у Хоннекера заведовала комсомолом. Она - конформист по натуре.

Что в таких случаях делать? Я даже думал на Западе открыть курсы: обучать людей, как посылать. У нас в России есть простой ответ на такие ситуации: «Иди ты по известному адресу». Это курсы в первую очередь для политиков. Мы в свое время с моим другом диссидентом Эдиком Кузнецовым часа два учили этому нынешнего премьер-министра Израиля Натаньяху. Учили его, как обращаться с Америкой, когда она начинает давить, чтобы ты в кавычках возобновил мирный процесс. У них это так называется. Все, что происходит в Израиле с 1948 года все – «мирный процесс». И вот мы, два старых зэка объясняли Натаньяху на пальцах, как надо посылать. И он усвоил, и как мне показалось, в какой-то момент использовал эту науку, разговаривая с Обамой. Мы ему объясняли: к тебе после этого начнут лучше относиться, это тебя со Штатами не поссорит. Так и было.

Еще я помню такую историю. В 35-ом Пермском лагере был такой межнациональный совет. И совет неофициально решал лагерные проблемы, чтобы произвола не было. И вот на совете украинцы говорят: у нас проблема, нашего пожилого интеллигентного учителя из Закарпатья все время вызывает кум (кум, это лагерный опер), а из своего кабинета посылает в карцер на пятнадцать суток. И так все время, а человек пожилой, здоровьем не блещет. Мы, говорят, не знаем, что делать. Я отвечаю, что ситуация ясна: «Кум его вербует, а он не умеет кума послать. Учитель интеллигентно говорит, ой не могу, не хочу. А тут надо четко по-русски послать, глядя в глаза». Высокий совет попросил меня все это ему объяснить. Выходит человек из карцера, я к нему подошел, мы заварили чайку, и я объяснил ему, что мне поручено научить вас, как послать кума. Учитель покраснел, говорит, мол, не могу говорить таких слов. Часа два я его учил посылать. У него даже губы не складывались для этого выражения, он знал несколько языков, а послать не мог. Но научил его. Кум его снова вызвал, учитель послал, его снова заперли в карцер. Но больше его не трогали.

Посылать - это великая наука, которую Запад никогда не освоил, имея дело с советскими. А тут нужно именно так. Потому, как КГБ – особая порода животных. Слово «нет» они не понимают, договориться с ними нельзя, на компромисс сами не идут, а компромисс противника воспринимают как слабость. И если ты не послал КГБ, значит, что ты сам себе сделал большое горе. Это значит, что они будут давить дальше, пока не завербуют. У КГБ есть только две ипостаси: или ты их враг, или ты их агент. И между этими двумя больше ничего.

Поэтому Путину надо посмотреть в глаза и сказать: «Путин, иди вот ты вот туда». И все. Я готов к Петру Алексеевичу приехать в Киев и научить посылать.

- Такая война странная. Нас убивают люди, которые говорят, что они православные и которые пытаются представить войну, как религиозную войну.

- А почему вы называете их православными? Они прикидываются, кресты носят.

У нас в России отношение к религии сложное. Еще Достоевский в «Дневнике писателя» рассуждает: «Вот говорят, что русские – народ-богоносец. Правда, они люди религиозные. Они прежде, чем тебя топором зарубить обязательно перекрестятся». Это – диагноз Достоевского, который прошел каторгу. Он хорошо знает, о чем говорит. Все, что они взяли от православия – перекрестится перед тем, как зарубить тебя топором.

Что значит православные? В церковь даже Путин ходит. Как только кончился коммунизм – все стали православными. Путин рассказывал Бушу младшему, что он всю жизнь носит крестик, который ему мама дала. Ах, как трогательно и специально на Буша рассчитано, который религиозен. И что, он и на пляж ходил с крестиком, и на заседание партийной ячейки? Врет он. Православными стали в одночасье. Рухнул коммунизм, и вдруг выяснилось, что все они в душе были православными. Но это не мешало им совершать преступления против своего народа, убивать миллионы людей.

Никакой войны православных с вами нет. Есть война ублюдков, дегенератов, которые запутались в собственных мифах. Они даже не понимают, что с ними произошло, как кончился Советский Союз. Они всего этого не понимают. Они повторяют мифы, что СССР был великий и могучий, но его подорвали ЦРУ, сионисты, там всякие заговоры. Да ничего там не было. Он просто сам себя изжил. У меня полный набор документов, который я скопировал в 1992 году и который подтверждает, что они просто обанкротились.

Что очень свойственно социализму. Как правильно заметила Маргарет Тетчер, социализм заканчивается тогда, когда заканчивается чужие деньги, на которые он существует. Так и было. Крах был заложен. Советские вожди понимали, что система рухнет. Ленин понял в 1921 году, Хрущов понял, будучи на пенсии, а Брежнев понял в 1981 году. Они поняли, что в системе заложена собственная гибель. Но спасти систему было невозможно. Как сказал под конец жизни Яковлев, система нереформируема. Они это все не понимали, они рассказывают сказки, что ЦРУ завербовало все Политбюро.

- Возможна ли в России демократия?

- Все сложно. В России история невероятно запутанна. Россия должна пережить период распада, фрагментации, у нее должно возникнуть региональное самоуправление, которое Путин прикрыл. Без этого эта огромная страна жить не будет. Или это будет всегда централизованная диктатура, или некая федерация, где все решается по-партнерски по договоренностям, а не по приказу сверху. Им нужно прожить этот период. И когда отдельные субъекты федерации смогут отстроить свое самоуправление, тогда они смогут договориться о конфедерации. А пока этого не произошло, будет вечный соблазн скатиться к иерархической жесткой вертикали. Эта система демократии не терпит. Миллионы русских живут и в Англии и Америке и вполне нормально уживаются с демократией, дело не в ментальности. Таковы структура и традиции России, и то и другое нужно менять. Процесс фрагментации и федерализации займет довольно много времени.

- Один из мифов, которые насаждаются в России, что при Ельцине Россия разваливалась. Вы можете что-то возразить?

- Ельцин сказал объектам федерации: берите столько суверенитета, сколько можете переварить. И это удержало Россию, иначе она бы давно раскололась. А потом пришел Путин и стал вводить вертикаль. И чем сильнее вертикаль, тем сильнее ставала вероятность раскола. Но Путин глупый человек, какой-то подполковник КГБ. Они ж вообще ничего не понимают, кроме как тащить и не пущать. При Ельцине опасность распада была меньше, чем сейчас.

-Ратификация соглашения с ЕС. И оно имеет горький привкус. Мы получили сто убитых прежде, чем ЕС ввела санкции против Януковича. Сейчас они уговаривают учитывать интересы России. Даже Голландия, потерявшая от рук российских наемников 193 человека, боится вернуть нам скифское золото, поскольку Россия требует отдать его в Крым. Неужели Европа, в которую мы так стремимся, слабая и не понимающая, что Путин это страшно?

- Они понимают, что Путин это страшно. Но у них реакция на страх другая, чем у нас. Им страшно, а они начинают договариваться. А я им только что объяснил, что договариваться с ГБ нельзя. Это ошибка, это ухудшение. Да не только Запад не понимает, посмотрите на Польшу. Туск большую часть своего премьерства пытался улучшить отношения с Россией. А я всегда говорил журналистам: как можно улучшить отношения с КГБ? Как? Улучшить с ними отношения можно только став их агентом. Даже поляки не учитывают прежнего экономического опыта. Все почему-то думают, что Россия стала демократической. Да никогда она ею не становилась. С какой стати? Даже при Ельцине номенклатура никуда не делась. Сколько мы не старались мы не уговорили провести люстрацию. Мы не убедили его провести суд над советской системой.

- А вы считаете, что публичный суд над коммунизмом мог спасти как-то общественное сознание?

- Германии это помогло. У нас перед глазами один опыт. Такого ведь опыта больше не было. Он был в коммунистическом лагере и при нацизме у немцев. Немцам общественный процесс помог. Я думаю, что и в России это бы способствовало возвращению к нормальному развитию. Понятно, что это долгий процесс, но в 1955 году в Германии уже было экономическое чудо. А у нас к 2000 году СС-овцы и гестаповцы пришли к власти. Должно быть осуждение, все их тайны должны быть открыты, их секреты должны быть положены перед публикой, чтобы больше никаких мифов не возникало. Чтобы не было разговоров, каким замечательным был Советский Союз. А после этого нужна люстрация. Она, кстати, и вам нужна.

- Согласна, нам люстрация очень нужна.

- А в России одно габэ во всех отраслях сидит – им тоже нужна.

- Ну, в России тогда люстрировать придется просто всех. Кто там тогда на работу будет ходить, если всех люстрируют?

- Это зависит от критерия, который вы вводите. Чехи при люстрации предлагали запретить общественные позиции, выборные и административные сроком на пять лет для людей из спецслужб. Они не провели ее полностью, но частично провели. И там все, наверное, легче.

- Россия очень болезненно относится к понятию «триединая Русь», «общая колыбель трех народов». Защита святой и триединой Руси – один из лозунгов этой войны. Скажите, откуда эта болезненная страсть Москвы казаться старше на триста (или шестьсот лет, если начиная с Кия)? Ну зачем им так рваться в общую колыбель?

- Это повод для самоутверждения. Ведь это люди с комплексом неполноценности, с ощущением неосуществленности собственного государства. Вы когда-нибудь задумывались, почему Россия пыталась забрать проливы у турков? Сейчас это звучит совсем анекдотично. Но и тогда это не было глубокой геополитической мыслью. Выход к Средиземноморью нужен? Но у вас порты и на Балтике и на Дальнем Востоке. Что вам дадут проливы? Турки мирные корабли не останавливают. Одержимость российских патриотов проливами необъяснима, иррациональна. Большинство вещей, которые они требуют, иррациональны. Для них это - служить собственному комплексу неполноценности. Ну вот захватить еще территорию. И что тебе даст эта территория? В наш век территория не усиливает, а ослабляет государство. Маленький Гонконг богаче Китая. При определенном уровне модернизации территория не составляет богатства государства. Знаете, всю экономическую проблему России можно уместить в одном четверостишье Пушкина:

Зато читал Адама Смита
И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живет, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет.

- Вот сколько не наблюдаю за политическими процессами, убеждаюсь, что мораль и правильные позиции не в цене в геополитике. Разве я не права?

- Мы все, все диссиденты говорили, что политика должна быть моральна. И мы возникли не как политическое движение. Мы были движение нравственное. Наш основной импульс был не переделать Россию, а просто не быть участником преступления. Не стать частью режима. Это был самый мощный мотив. А поскольку СССР не терпел такого инакомыслия, то началась война с нами. И если бы они сказали: хорошо, вот вам Костромская область и живите, как хотите, даже если не будете строить коммунизм. Тогда никакого движения бы и не было. Мы бы все жили в Костромской губернии, - смеется, - Они же что решили? Мы их переделаем. А сейчас хотят украинцев переделать в русских. Они же все коммунисты. Их какой лозунг: мы не можем ждать милости от природы, взять их основная задача. Они верили, что могут взять у природы все, и пустить реки вспять и в пустынях сады зацветут. Наверное, в 19 веке такие намерения были бы романтизмом, но в советские время эти романтики стали мрачными убийцами. Природу не надо переделывать, с ней надо жить, людей переделывать не надо – с ними надо быть партнерами. Они никогда не могли понять партнерских отношений. Не понимают, что хорошие и сильные партнеры делают тебя сильнее. А вот когда один человек наверху, а остальные исполняют его волю, то творчески живет только один человек во всем государстве.

- Скажите, я вот слушаю вас и ловлю себя на мысли, что у вас, как и у вашего друга Мустафы Джемилева, нет никакой обиды на эту систему. Я читала обо всех пытках, через которые вы прошли в КГБ, и у вас нет озлобления. Как вам удается так относится к государству, которое ломало вам жизнь?

- Я и Мустафа - мы принадлежали к тому поколению и кругу, которое хорошо знало, что делает. Мы ничего другого от них не ожидали. Мы не были жертвами. Поколение наших отцов, которых уничтожали в ГУЛАГе были жертвами, они не понимали, за что их садили. А мы были солдатами. Мы прекрасно понимали, что нас ждет. Я влез в это в шестнадцать лет и уже тогда хорошо понимал, что меня ждет. На самом деле, представлял себе гораздо хуже, чем получилось. Никто из нас не верил, что мы доживем до тридцати лет. А мне в декабре 72 будет. Поэтому мы не в претензии и не обиде.

- Вам не жалко было своих лет, когда КГБ вам зонд запихивали, чтобы насильно кормить, когда одевали мешок на голову, имитируя удушение.

- Я выяснил несколько интересных для себя вещей. Что я малочувствителен к голоду, холоду и к боли. У меня высокий порог, я не страдаю от этого. Что касается смерти, я рано понял, что такое смерть. Мы жили в коммуналке, моя бабушка, которая читала мне Жуковского и Пушкина, умерла у меня практически на глазах. Я понимал, что это будет и со мной. При этом я не был религиозен, я понимал, что это исчезновение. Я и не буду помнить и жалеть, что я так мало пожил, если придется уйти раньше. Поэтому я никогда не боялся смерти. А раз у меня такие высокий болевые пороги на боль, холод и голод, чем собственно и наказывали в советских тюрьмах плюс такое философское отношение к смерти. Ну и что они могли сделать? Ничего.




[reposted post]Что такое абьюз? Каковы признаки эмоционального насилия?
rumyano4ka
reposted by korneev14

Многие из нас убеждены, что манипуляции, эмоциональное давление и насилие можно встретить только за стенами дома, попав под влияние совершенно чужих для нас людей, но иногда оказывается совсем иначе. Что такое абьюз и как понять, не является ли ваша половинка абьюзером? Узнайте в нашем материале!

Read more...Collapse )

свежак по Трампу
korneev14
Майкл Коен, многолетний личный адвокат Трампа, готов дать показания на Президента США Мюллеру.

прогноз
korneev14
Польша проиграет Сенегалу.

Трампу пиз#ец?
korneev14
в условно западном инфополе продвигают мысль что Трампа ждет импичмент...

кремлевские же СМИ подают информацию так, что Трамп на коне и никто его из седла не выбьет - обломятся лихоимцы госдеповские...

будем посмотреть...



вот цитаты Пономаря:




Манафорт и Коен

Суд изменил меру пресечения бывшему главе предвыборного штаба Дональда Трампа Полу Манафорту с домашнего ареста на содержание под стражей (за попытку оказать давление на свидетелей).
Шансы на то, что он пойдет на сделку против Трампа, стремительно возрастают.
Будем на связи.

До суда в сентябре Манафорт будет содержаться в Northern Neck Regional Jail в городе Варшава, штат Вирджиния. Здесь сегодня прошла его первая ночь.


Внутренний тюремный номер - 00045343. Статус - VIP. Он один имеет этот статус в тюрьме, но это не статус привилегии. Это статус усиленной охраны и суицидального наблюдения. Один в камере, стальная кровать, без телефона, одет в оранжевую робу, один час свиданий в неделю (через стекло).
Коен.
Следователям удалось восстановить тысячи порезанных в шредере документов, которые изъяли при обыске у Коена дома и в офисе в апреле. Также следователям удалось восстановить более 700 страниц удаленных из старых телефонов месседжей и и-мейлов, а также все переписки из WhatsApp и Signal из новых телефонов. Всего у следователей более 12 тыс страниц бумажных документов и почти 300 тыс единиц сообщений из всех изъятых телефонов (я об этом писал в апреле, если помните).


Прокурор Нью-Йорка сегодня выдвинул обвинение против Фонда Трампа (куда входят все члены его семьи) за обширные и постоянные нарушения государственного и федерального законодательства, в том числе за нарушение налогового законодательства. Все специалисты давно знают, что Фонд Трампа - его личный кошелек для грязных схем и стиральная машина.



Про Донни.
Расставим точки над і и внесем окончательную ясность.
У меня на странице последние пару дней наблюдается набег агрессивных трампистов - "Олег, вы предвзяты к нему, личная неприязнь и тд".
ОК.
Да, у меня личная предвзятость и неприязнь. Потому что:
- Он выиграл выборы с помощью РФ (передача через Викиликс украденных и-мэйл Клинтон).
- Он не вводит санкции против госдолга РФ, как это предусмотрено санкциями Конгресса.
- Он ввел санкции против Дерипаски и Вексельберга только, но затем ослабил против Дерипаски.
- Он хочет вернуть РФ в 8-ку, несмотря на продолжающуюся агрессию и аннексию.
- Уже даже никто не вспоминает про СВИФТ и нефтяное эмбарго.
- Нефть по 70 за бочку.
И тд и тд.
Вопрос к трампистам (хотя бесполезно взывать к логике зомбированных, но все же).
Манафорт - многодесятилетний друг Донни и экс глава предвыборного штаба. Но сегодня Манафорту предъявлены обвинения в паре с российским шпионом. Как такое возможно? Ведь главой штаба всегда ставят человека, между которыми нет секретов?
Зять Донни, сын Донни и тд встречались с росс чиновниками и олигархами до выборов. Тоже - не знал, не ведал? Царь хороший, бояре плохие?
Просто я знаю, что Мюллер это все знает. Более того - документально может все подтвердить. И финасирование рф кампании Донни также и всё остальное.
Еще вопрос трампистам.
Что вы скажете о "мирном плане" слива Украины, профинсированному росс олигархом и переданному личному адвокату и другу Донни Коену и советнику по нацбезопасности Флинну экс депутатом Украины?
Первые пять квартир у Донни сов. криминал (доказано в амер. суде) купил в 1984 году, а первый визит Донни в СССР - в 1986-м.
Странно выигранный иск Донни к Дойче банку на 3 млрд долл в своё время (специалисты знают что это за банк еще с советских времен).
И таких вопросов я могу вам задать десятки, но зачем? Я вас не переубежу, а вы - меня. Не теряйте время.
Только благодаря сковордке Мюллера и Конгрессу ситуация более-менее под контролем...

[reposted post]InDriver - пока халява
Orange
ammo1
reposted by korneev14
Вчера впервые установил новое приложение такси InDriver и доехал из аэропорта Шереметьево до Свиблово за 500 рублей. Это на 200 рублей дешевле RuTaxi (оно же Везёт), и вдвое дешевле Убера и Яндекса.



Выяснил у таксиста, почему так дёшево.

Читать дальшеCollapse )